Pavel Pokidyshev article 2020

 

Александра Балаш.

Доктор культурологии

Арт директор Фонда "Академия художеств"

 

Павел Покидышев. 2020

 

 

Мир образов, созданный Павлом Покидышевым, – это лирическое художественное пространство, отзывчивое к малейшим движениям жизни, открытое к диалогу и длительным отношениям со зрителем. Работы художника представляют сложное интеллектуальное  сопряжение малых и близких, а также далеких и отвлеченных  величин, умозрительно обозначают границы личностного мира и его взаимодействие с миром других.

 

Традиции метафорической живописи, архитектурные элементы и исторические ландшафты, книжная миниатюра и вертеп, эти и многие другие культурные коды смешиваются, образуя сложные метаморфозы и смещения. Шпалера-мильфлер отодвигается, подобно театральному занавесу, обнаруживая обман: цветы оказываются не вытканными, но настоящими, и между ними снуют птицы. За кулисой, сплетенной из сухих ветвей и украшенной гранатами, возникает сцена поединка с драконом как видение картин Паоло Уччелло.

 

Сюжетность, событийность, заметная в ранних работах, представлявших скорее визуальные притчи, постепенно уступает место созерцательности, погруженности во внутренний мир персонажей. Возникает классическая ситуация молчаливого собеседования, которая лишь изредка заменяется более активным взаимодействием.

 

Множественность истолкований, вариативность и вполне осознанная повторяемость пластических мотивов вплетается в сложные пространственные построения, ограничивающие и замыкающие картинную плоскость, или же, наоборот, превращающие ее лишь в фрагмент разворачивающегося действия, сегментированного из контрапунктов  плоскостей и просветов.  

 

Формы то уплотняются, переплетаясь и дополняя друга, то обрываются цезурой гладкой поверхности, ограниченной линиями масверка или стрельчатого окна, розеткой-квадрифолием или аркадой, силуэтом старинного платья. Образующийся резерв вновь заполняется живописью.  Этот метаморфоз (превращение) делает очевидным формообразующее проявление пустоты. Возникает напряженность, шум, вслушивание в паузы и пустоты, в которых можно уловить чье-то дыхание, заметить мелькнувшее отражение, различить неявный след пролетевшего фейерверка, стебель цветка или ветку.

 

Постоянный переход между возрастанием и умалением, – подвижность поверхности картины, ее пластических свойств, – позволяют распознавать выразительность фактур и   богатство возникающих за ними смыслов. Орнаментальные изображения обретают чувственную убедительность и достоверность, натуралистические становятся эфемерными и ускользающими.

 

Прихотливые сплетения форм с их многогранным культурным кодом побуждают зрителя не только к медленному рассматриванию и размышлению, но также запускают в нас «языковую работу», потребность внутреннего проговаривания и конструирования лично открываемых смыслов.

 

© 1996-2021 «Academy of arts» Foundation Contact us